Идеографический барьер



Наука об идеографическом обществе


Развивая аналогию с криптографией и криптоанализом, попытаемся представить, как может выглядеть наука, изучающая идеографическое общество. В первую очередь отметим, что это будет "не наука"; её можно сравнить с игрой в шахматы, представляющей собой разом науку, спорт и искусство.

Упомянутая выше теория кодирования является к настоящему моменту практически завершённой наукой. Она полностью разрешила свои основные задачи, построив или доказав невозможность построения всех необходимых кодов. Криптографию же, напротив того, нельзя даже представить себе законченной. Криптографическая атака и защита от неё совершенствовались всю историю человечества, и нет причин считать, что этот процесс прекратится.

Одно из важных отличий криптоанализа от математического естествознания состоит в обесценивании в криптоанализе бритвы Оккама. Этот методологический принцип заставляет предпочитать простые гипотезы сложным; при изучении природы он очень полезен, будучи одной из формализаций утверждения о дружественности природы наблюдателю. В криптографии же предпочтение простой гипотезы означает недооценку противника. Иногда предположение о невысоком уровне криптографии у противника разумно, но зачастую и нет.

Важное отличие теории кодирования от криптографии, связанное с принципиальной незавершённостью последней, состоит в том, что теорию кодирования нетрудно изучить, разумеется, в предположении наличия у изучающего математического образования. Научиться криптографии очень сложно. Можно прочесть историю криптографии, однако, полезность её при решении практических задач будет только косвенная.

Любопытен вопрос о критерии истины при изучении идеографического общества. Платоновский подход, корреспондентное определение истины, в данном случае предполагает наличие у противника записанных планов, которые мы пытаемся разгадать. Предположение о наличии подобных планов совершенно не обосновано. На данном примере весьма выпукло проявляется кантианская критика корреспондентного критерия истины.

Наиболее разумным нам представляется использование прагматического определения истины. Критерий истины -- практика. Если действуя определённым образом удалось выиграть, хотя бы в какой-то локальной области, значит, при этом использовался правильный метод. Любопытно в этой связи отметить генезис прагматического критерия истины в философии. Традиционно он связывается с именем американского философа Джеймса, жившего в начале ХХ века. Однако, как показал Рассел, прагматический критерий истины восходит к довольно известному философу, проживавшему во Втором Рейхе -- Карлу Марксу.

20 июня 2003 года, Лондон.




Содержание  Назад